Рубрика: Сценарии для школы

Инсценировка сказки «Федорино горе»

«Ф Е Д О Р И Н О Г О Р Е»
(мюзикл – лубок по сказке К.Чуковского)

Предлагаемый материал представляет собой инсценировку для детского драматического коллектива или ТЮЗа. В качестве музыкального оформления использованы мелодии русских народных песен. Характер текста и музыки, естественно, предполагает также манеру исполнения, художественное оформление, реквизит и сценографию в стиле балаганного скоморошьего представления. Основным декорационным элементом рекомендуется сделать 3 передвижные ширмы. Плоскость ширмы может быть статичной и использоваться в качестве экрана, если имеются технические средства, позволяющие осуществлять проекцию необходимого по содержанию декорационного фона, соответствующего действию, — либо представлять из себя вращающуюся внутреннюю рамку, на которой будет производится периодическая смена декорационных полотнищ. Функциональным декоративным элементом представления являются также небольшого размера табуретки или стульчики типа детсадовских, расписанные под лубок. В музыкальном сопровождении желательно использовать живое звучание народного инструмента (гармоника, баян) в целях исключения накладок в синхронности текста и аккомпанемента.

ПРОЛОГ

/Звучит инструментальное вступление к песне «Утушка луговая». Через зал по проходам или из-за кулис на сцену, пританцовывая, выходит группа СКОМОРОХОВ с расписанными в лубочном стиле детскими табуреточками или стульчиками – их можно при выходе нести на поднятых вверх руках, оперев на голову — и холщёвыми сумками через плечо, в которых сложены детали костюмов для трансформации в соответствии с дальнейшим ходом действия: фартуки с нарисованными предметами посуды, шапочки, стилизованно изображающие какой-либо характерный признак персонажа – и т.п., а также шумовые инструменты – бубен, тамбурин, ложки, марокасы, трещотка или кастаньеты, дудочка, треугольники для воспроизведения шумовых эффектов и звуковой иллюстрационной поддержки, соответствующей тем или иным образам, эпизодам и ситуациям по выбору постановщика. Исполнение пролога они сопровождают простейшими движениями и перестроениями народного танца. Разнообразя темп, модулируя мелодии, обыгрывая реквизит и содержание текста, поют:/.

СКОМОРОХ:

– Под ку-стом да у-у-у дорож-ки
Там си-дели ой-да скомо-рошки.
Ой, лёли – лёли – лёли, лёли у дорож-ки,
Ой, лёли – лёли – лёли, лёли скоморош-ки.
Они сре-зали да по пруточ-ку,
Они сде-лали да по гудоч-ку.
Ой, лёли – лёли – лёли, лёли по пруточ-ку,
Ой, лёли – лёли – лёли, лёли по гудоч-ку.
Вы, гу-дочки, ой-да загуди-те,
Ма-лых де-ток, ой, повесели-те.
Ой, лёли – лёли – лёли, лёли, загуди-те,
Ой, лёли – лёли – лёли, ой, повесели-те!

/Музыка переходит на отбивочные аккорды в начале каждой строчки для переключения на «Барыню»/

Есть такая палочка,
Палочка – стукалочка,
Застукалкой постучишь —
Вылетает синий чиж.

/Далее напевается на полную мелодию/

У чижа, у чижи-ка
Хо-холочек рыжень-кий,
А на лапке малень-кой
Са-пожочек алень-кий.

Чи-жик знает песен-ку
Про мышат, про лесен-ку:

/2 последние строчки повторяются ещё раз для завершения мелодии. Затем аккомпанемент переходит на частушечные переборы. Куплеты исполняются поочерёдно небольшими подгруппами в стиле своеобразного песенного «перепляса» — соревнования/

«Как по лесенке гурь-бой
Лезли мыши в кладо-вой,
Лесенка свалила-ся,
Мышка покатила-ся…
/на повтор мелодии/
Гром по го-рам раска-тился,
Ко-мар с дуба пова-лился!

Ай, бу – бу, бу – бу – бу – бу,
Си-дит ворон на ду-бу,
Он играет во тру-бу,
Во сере-бряную.
Труба то-ченая,
Позоло-ченная,
Дело ладно-е,
Песня складна-я!

/Смена частушечной мелодии: 4 отбивочных аккорда для паузы — перестроения танцующих/

Как на нашем на лу-гу
Стоит чашка творо-гу.
При-летели две те-тери,
По-клевали — уле-тели.

Ваня, Ваня, просто-та,
Купил лошадь без хвос-та,
Сел задом напе-рёд
И поехал в ого-род.

Стучит – бренчит по у-лице:
Фома едет на ку-рице,
Тимо-шка на ко-шке
По кривой дорож-ке.

/Все вместе — выходя на «коду»/

Ой ты, пу-таница,
Перепу-таница!
Ты ходи, ходи, ходи,
Да гляди, гляди, гляди!

/речитативом на фоне аккордов отбивки/

Это при-сказка – а ска-зка,
СКАЗКА БУДЕТ ВПЕРЕ-ДИ!

/Два скомороха выходят на авансцену, остальные складывают табуретки в беспорядочную кучу в центре сцены и готовят декорации к 1-й картине: выкатывают подвижные ширмы с нарисованными на них фрагментами захламлённой грязной избы и формируют из них выгородку внутреннего помещения дома ФЕДОРЫ по средней линии сцены. Затем часть скоморохов производит трансформацию костюмов и разбирает реквизит соответственно исполняемым ролям, а 4 из них остаются в прежнем облике, выполняя в дальнейшем роль «хора»-комментатора действия. Исполнители, играющие «ПОСУДУ», группируются вповалку на табуретках/

КАРТИНА 1-я – «Комната Федоры»

СКОМОРОХ:
– Про Федору сказка будет.
И от имени посуды
Всё, как было, без прикрас
Мы поведаем сейчас.

/Поют, сокрушаясь, на мелодию песни «Думы окаянные»/

Горюшко Федори-ино,
Федорюшко гори-ино-о,
Горюшко – Федорушка, да,
Федорушка – горюшко! Ох!

/печально объявляют название/

ФЕДОРИНО ГОРЕ!

/В фонограмме звучит петушиное кукарекание. Из-за ширмы с изображением фрагмента спальни ковыляет чумазая растрёпанная Федора, потягиваясь и протирая спросонья глаза. Поёт на мелодию «Милка, чё…»/

ФЕД.
– Петя, Пе-тя, пету-шок,
Золото-ой гребешо-ок,
Что ж ты ра-но так вста-ёшь,
Спать Федо-ре не даё-ошь?!

/горестно вздыхает/
Ох-ох-онюшки! Горе мне, горюшко!

ПОСУДА
/на манер народного плача/
— Мы грязные, немы-тые,
Помоями обли-тые!
Ой го-ре нам, го-ре!
Вы-мой нас, Федо-ра!

/Федора шарит за ширмой, достаёт мочалку, смотрит на неё с отвращением – и в сердцах с силой бросает на кучу «посуды», утирая рукавом нос. Из «кучи» вскидывается «САМОВАР»/

САМОВ.
/поднимаясь из группы в центре, возмущённо митингует/

– Уж довольно мы Федорушке служили!
Уж довольно мы Федорушку кормили!

ПОСУДА
/наперебой, поочерёдно поднимая головы/
– Не любили нас она,
Била, била нас она,
Запылила, закоптила,
Загубила нас она!

/В тревожном ключе звучит вступление к мелодии «Камаринская». «Посуда» вскакивает, все начинают хаотично метаться по сцене между декорациями и вокруг Федоры, как бы в спешке собираясь в дорогу; запутывают Федору в этом суматошном кружении. В это действо органично должна быть вплетена смена декораций: часть исполнителей поворачивает ширмы другой стороной, и теперь сцена оформлена как двор — слева от зрителя на одной из ширм изображён фасад дома Федоры с покосившимся крыльцом и прочими признаками запустения. Вторая ширма отодвигается к заднику сцены, а на её место из кулис выдвигается ширма-«забор» (в виде покосившегося штакетника с набросанным на него в разных местах домашним тряпьём и разбитыми горшками-чугунками, между которым развешаны и детали костюмов эпизодических персонажей – КОТОВ, КУРИЦЫ, ТАРАКАНОВ и ГОРЯ, которые будут использовать по мере необходимости СКОМОРОХИ-«хор» в последующих фрагментах.

Костюмные трансформации производятся открыто на глазах у зрителя, как это и было в старинных народных балаганных представлениях.

Третья из основных ширм отодвигается к правым кулисам. На второй и третьей ширмах изображены фрагменты пейзажа из следующего далее текста. Один из СКОМОРОХОВ отходит к забору, чтоб набросить на себя детали костюма КОЗЫ (головной убор-полумаска, мохнатый тулуп – как на Рождественских колядках или на масленицу), остальные поют на мелодию «Камаринской», как бы комментируя эти панические сборы и нагнетая в них динамику. Исполнение разнообразится вариациями, модуляциями и сменой темпо-ритма/

СКОМ.
– Ска-чет сито, сито по полям,
А корыто – рыто – рыто по лугам,
За лопа-той, за лопа-тою метла
Вдоль по у-лице, по ули-це пошла.

ФЕД.
– Топоры-то, топоры-то, топоры
Так и сыплются, и сыплются с горы!

«КОЗА»

/выглядывая из-за забора/
– Испуга-лась, испуга-лася коза,
Растопы-рила — топырила глаза:
«Что такое, что такое, поче-му?
Ничего я, ничего я не пой-му!»

/«бодает» ребро ширмы задника и скрывается за забором. Там снимает костюм и возвращается на сцену в основном своем образе СКОМОРОХА, присоединяясь к «хору». Возможен и другой вариант: оставаясь за забором, этот же исполнитель в последующем используется в ролях остальных эпизодических персонажей – ГОРЯ, одного из КОТОВ и ТАРАКАНОВ/

«ПОСУДА»

/хором или в разбивке по «образам». В любом случае рисунок движений — это может быть экспрессивное притопывание в хороводе, перемежаемом перестройками в «коробку» — выстраивается так, чтобы очередной «персонаж» оказывался в центре первой линии сцены. САМОВАР всё время находится в центре, «пыхтя», слегка приплясывая в характере образа и как бы дирижируя движением остальных в качестве «предводителя бунта». Один из СКОМОРОХОВ «хора» уходит за левую ширму-«дверь» для трансформации в образ «СТОЛА» /

— Но, как чё-рная желез-ная нога,
Побежа-ла, поскакала кочер-га.
И помчалися по улице ножи:
«Эй, держи, держи, держи, держи, держи!»

И кастрюля, и кастрюля на бегу
За-кричала, закрича-ла утюгу:
— Я бегу, бегу, бегу, бегу, бегу,
Удержа-ться, удержаться не могу!

Вот и чайник за кофейником бежит,
Та-раторит, тарато-рит, дребезжит.
У-тюги бегут, покря-акивают,
Через лу-жи переска-акивают.

ФЕД.
— А за ними блюдца, блюдца…

ВСЕ.
— Дзинь – ля – ля!

ФЕД.
— Вдоль по улице несутся!

ВСЕ.
— Дзинь – ля – ля!

ФЕД.
— На стаканы – дзинь, дзинь, дзи-инь! –

ВСЕ.
— На-тыкаются!

ФЕД.
— И стаканы – дзинь, дзинь, дзи-инь! –

ВСЕ.
— Раз-биваются!

ФЕД.
— И бежит, бежит, бренчит сковорода:

ВСЕ.
/дразня Федору/:
— Вы куда, куда, куда, куда, куда?!

/следующий текст произносят речитативом с аккордной отбивкой в начале каждой строчки, при этом ритмично разбирая табуретки из кучи в центре/

А за нею ви-лки,
Рюмки да бутыл-ки,
Ча-шки да ло-жки
Ска-чут по дорож-ке!
Ух!

/одновременно с энергичным выдохом ставят табуретки «точкой» на пол и садятся на них, отдуваясь. Один из СКОМОРОХОВ «хора» отходит к забору для трансформации в образ КОТА, к нему присоединяется находившийся за забором исполнитель роли КОЗЫ, тоже преобразившийся в образ КОТА. Аккомпанемент переходит в песню «Из-под дуба, из-под вяза» с постепенным нарастанием темпо-ритма/

СКОМОРОХ-«СТОЛ»

/выходя из-за левой ширмы/

— Из окошка, из окошка-а
Вы-валился сто-ол, стол.
И пошёл, пошёл, пошёл,
И пошёл, пошёл, пошёл.

«САМОВАР»

/пристраиваясь к «столу»/
— А на нё-ом, а на нё-о-ом,
Как на лошади верхо-ом,
Са-мовари-ще сидит
И товари-щам кричит:
Уходи-и-те! Беги-и-и-те!
Спаса-айте-еся-а-а!

/скрываются в кулисах. «ПОСУДА» вскакивает с табуреток и выстраивается в сплочённую группу, готовую бежать следом./

ВСЕ.
— И в железную трубу
Бу-бу-бу да бу-бу-бу!

/в отбивочном ритме, речитативом/

А за ними вдоль забора-а
Скачет бабушка Федора-а:

ФЕД.
/из-за забора/
— Ой-ёй-ёй, ой-ёй-ёй,
Воротитеся домой!

/выбегает к «ПОСУДЕ», судорожно пытаясь её удержать/

ПОСУДА.
/по «ролям», увёртываясь от ФЕДОРЫ/
— Но ответило корыто-о:
На Федору я сердито-о!

И сказала кочерга:
Я Федоре не слуга!

А фарфоровые блюдца-а
Над Федорою смеются-а:
— Ни-когда мы, никогда
Не воротимся сюда!

/в аккомпанементе звучит вступление к песне «Коробушка». На сцене с ленивым любопытством, потягиваясь, появляются 2 КОТА. В этот же момент к забору отходит следующий СКОМОРОХ из «хора» для трансформации в роль КУРИЦЫ/

ФЕДОРА.
/подгоняя КОТОВ помочь ей/
— Тут Федорины коты-ы-ы
Ра-сфуфырили хвосты,
По-бежа-али во всю пры-ы-ыть,
Чтоб посуду во-ро-тить.

КОТЫ.
/с угрожающим видом пытаясь окружить ПОСУДУ и согнать всех в кучу/
— Эй вы, глу-пые таре-елки,
Что вы скаче-те, как белки?
Вам ли бе-егать за воротами
С во-робьями жел-то-ротыми?

Вы в канаву у-па-дё-оте,
Вы утоне-те в бо-лоте!
Не ходи-ите, по-годи-ите,
Во-ротите-ся домой!

ПОСУДА и «хор».
/быстро, стаккато/
— Но тарелки вью-тся, вью-утся.
А Фед-ре не да-ют-ся:
Лу-чше в по-оле про-падё-о-ом,
А к Федоре не пой-дём!

/ФЕДОРА занимает позицию в правом углу сцены и, раскинув руки, замирает, пытаясь преградить путь ПОСУДЕ. С двух сторон от неё размещаются КОТЫ в угрожающих позах «шерсть дыбом», готовые к нападению.
Из левой кулисы в суетливой панике «вылетает» перепуганная КУРИЦА и, хлопая крыльями, кружит вокруг ПОСУДЫ/

КУРИЦА.
— Ми-мо курица бежа-ала
И посуду у-видала:
Куд-куда-а-а, куд-куда-а-а!
Вы откуда и ку-да!

«Хор» и ПОСУДА.
/жалуясь КУРИЦЕ, которая, подперев «щёку» крылом, сочувственно их слушает/
— И ответи-ла посу-уда:
Бы-ло нам у ба-бы худо,
Не люби-ила нас она-а-а,
Би-ла, била нас она.

За-пылила, закопти-ила,
За-губила нас она!

КУРИЦА.
/сокрушённо качая головой, гладит ПОСУДУ крылом, жалеючи утешает/
— Ко—ко-ко-о-о! Ко—ко-ко-о-о!
Жить вам было не лег-ко!

/садится на скамеечку в центре сцены. Темпо-ритм аккомпанемента замедляется./

ПОСУДА.

/располагается на полу вокруг КУРИЦЫ, продолжая с тяжёлыми вздохами жаловаться/

— Да – промолвил медный та-а-аз –
По-гляди-ка ты на нас:
Мы поло-оманы, поби-иты,
Мы помоя-ми облиты.

За-гляни-ка ты в каду-ушку –
И увидишь там лягушку.
За-гляни-ика ты в уша-а-ат –
Та-раканы там кишат.

/Все тяжело вздыхают – пауза. В аккомпанементе звучат тревожные аккорды в убыстряющемся темпе и модуляция мелодии вверх. КУРИЦА в страхе закрывает голову крыльями. Группа ПОСУДЫ выстраивается клином и задиристо, с ритмическим притопом наступая на ФЕДОРУ и КОТОВ, преграждающих им путь, продолжает на мелодию «Коробушки». ФЕДОРА и КОТЫ, оробело смешавшись, под их напором отступают вправо в сторону ширмы и за забор, где, обнимаясь, плачут./

— О-ттого-то мы от ба-абы
У-бежали, как от жа-бы,
И к неря-ахе – за-мара-ахе
/завершая на высокой коде/
Не воро-о-отимся!

/ В протестном порыве ПОСУДА уходит в правый угол сцены и за кулисы, где скрыто от зрителя переходит снова в левую кулису для выхода на следующий эпизод. Мелодия аккомпанемента переходит в «Лучинушку». СКОМОРОХИ-«хор» и КУРИЦА, двигаясь следом за ПОСУДОЙ на расстоянии, машут им вслед, прощаясь, затем КУРИЦА печально возвращается за ширму-«дом», а СКОМОРОХИ, останавливаясь в правом углу портала, поворачиваются к ФЕДОРЕ /

СКОМ.-«хор»

/ укоряющее обращаясь к ФЕДОРЕ и КОТАМ, которые постепенно переходят из-за забора к центру сцены и подавлено садятся на табуретки/

— Ии-и они побе-жа-али лесо-чком,
По-оскака-ли по пня-ам и по ко-чкам.

/отвернувшись от них и обсуждая ситуацию между собой, уходят за забор, с которого снимают детали костюмов, трансформируясь в персонажей следующего эпизода – ТАРАКАНОВ и ГОРЕ/

ФЕДОРА.
— А бе-дная ба-ба, ох, ба-ба одна-а,
И пла-чет, и пла-чет, и пла-ачет она!

/аккомпанемент переходит в мелодию «Разлука»/

ФЕД. И КОТЫ.
— Села бы баба за сто-ол,
Да стол за ворота ушёл.
Сварила бы ба-аба щи-и,
Да кастрюлю поди поищи!

И чашки ушли, и стаканы,
Остались одни тараканы.
Ой, горе Федо-оре, горе!
Ой, горе Федо-оре!
ГОРЕ!

/Раздаётся лихой разбойничий свист. Из-за забора выскакивают ТАРАКАНЫ с пиками, предводимые ГОРЕМ. Темпо-ритм аккомпанемента ускоряется/

ГОРЕ.
— А вот оно и я! И кто ж тут звал меня?!

/издевательски кривляясь вокруг ФЕДОРЫ и КОТОВ, поют:/

— Села бы баба за сто-ол,
Да стол за ворота ушёл!
Сварила бы ба-аба щи-и,
Да кастрюлю поди поищи!

И чашки ушли, и стаканы,
Остались одни тараканы!
Ой, горе Федо-оре, горе!
Ой, горе Федо-оре!

ГОРЕ.
/командуя ТАРАКАНАМ/
— Становись! Запеее-вай!

/аккомпанемент переходит в мелодию «Соловей, соловей, пташечка». ТАРАКАНЫ выстраиваются в шеренгу лицом к залу, перекрывая оцепеневших от ужаса ФЕДОРУ и КОТОВ. ГОРЕ становится справа от шеренги, дирижируя пением/

ТАРАКАНЫ
/ торжествующе маршируя/
— Таракан, тара-ра-кашечка!
Ух, проти-иивная букашечка!
Не шумит, не кричит, не ры-чит,
Лишь уса-ми так страшно шевелит!

ГОРЕ.
/на повтор 2-й части мелодии/
— По-годите, я вас мигом про-гло-чу!

/выводя на высокую коду/
Проглочу, не поми-лу-ую!

/на проигрыш ТАРАКАНЫ начинают демонстрировать тренировку в штыковых приёмах/

ФЕДОРА
/на фоне проигрыша/
— Тут Федора задрожала: «Ой-ой-ой!»,
Прямо в обморок упала! Ой-ой-ой!

/поворачивается на табуретке боком и кувырком падает назад, оставаясь лежать там до перекрытия переднего плана сцены ширмами. ТАРАКАНЫ начинают из табуреток строить «трон» для ГОРЯ. Аккомпанемент переходит на мелодию «Вот мчится тройка почтовая»./

КОТЫ.
/испуганно расползаясь на четвереньках за ширмы/
— А коты по щелям разбежа-лися,
Тараканьих усов испуга-ли-ися.

/трусливо выглядывая из-за ширм/

— И сидят, и дрожа-ат по-од ку-усто-чками,
За болотными пря-ачутся ко-чка-ами!..

/спрятавшись за 2 боковые ширмы, начинают медленно катить их к авансцене, с тем чтобы к концу эпизода перекрыть ими сцену перед его исполнителями. К этому времени на оборотной стороне ширм должны быть закреплены полотнища с изображением описанного ниже пейзажа/

ГОРЕ.

/злорадно взгромождается на «трон», который ТАРАКАНЫ подпирают собой для устойчивости, и завершает эпизод на повтор второй части мелодии/

— А хозяйничать в до-оме-е Фе-едо-оры
Буду я – Федо—рино го-о-оре!

/замирают в немой мизансцене на фоне зловеще звучащей модуляции перехода аккомпанемента к мелодии «Выйду ль я на реченьку». КОТЫ закрывают группу ширмами и крадучись удаляются в кулисы. На протяжение следующей части на обратной стороне ширм меняются полотнища, которые теперь будут представлять общий вид комнаты, сверкающей чистотой после генеральной уборки. Группа ГОРЯ продолжает находиться на своих местах до момента возвращения ФЕДОРЫ с ПОСУДОЙ. На сцену перед ширмами из левого угла движется группа ПОСУДЫ, измученная долгим переходом/

КАРТИНА 2-я

ПОСУДА
/ уныло, в замедленном темпе/
— А посуда вперёд и вперёд
По-о по-олям, по боло-там идёт.
И ча-айник шепну-ул у-тюгу:
«Я да-альше идти-и не мо-огу!»

И запла-кали блю-удца:
«Не лу-учше, не лучше ль верну-у-утся?»
И за-а-арыдало коры-ы-ыто:
«Увы-ы, я разби-то, разби-и-ито!»

/группируются в правом углу авансцены, поддерживая самых обессиленных. Продолжают в постепенно ускоряющемся темпе и с переходом на более мажорный настрой/

Но блюдо сказа-а-ало: «Гляди!
Кто-о это там, во-он там позади?»
И ви-идят, за ни-ми из тёмного бора
Идё-от, ковыля-ет Федо-о-ора.

/живее, с радостным удивлением/

Но чудо слуи-и-ило-ся с ней,
Ста-ала Федо—о-ора до-обрей,
Ти-ихо за ни—ими и-идёт
И ти-ихую пе-есню по-оёт!

/переход аккомпанемента в мелодию произвольно подобранной муз. руководителем «Колыбельной»/

ФЕДОРА.

/выходит из левого угла авансцены, обессилено опираясь на посох и утирая слёзы/

— Ой вы, бедные сиротки мои,
Утюги и сковородки мои!
Вы подите-ка, немытые, домой!
Я водою вас умою ключевой.
Я почищу вас песочком,
Обварю вас кипяточком,
И выбудете опять,
Словно солнышко, си-иять!

/переход на мелодию «Светит месяц»/

А пога-аных та-а-араканов
Я повы-ы-ы-ы-ыве-еду, эх!
Прус-сако-ов и па-у-ко-о-ов
Я повы-ы-ы-ы-ы-ме-ту!
/останавливается в центре авансцены в растерянном ожидании решения своей судьбы/

ПОСУДА.
/совещаясь между собой/
— И сказа-а-а-а-а-ала скалка:
«Мне Федо-о-о-о-о-ору жалко!»
И сказа-а-а-а-ла ча-ашка:
«Ах она-а, бе-е-дня-а-жка!»

И сказа-а-а-а-а-али блюд-ца:
«На-до, на-адо бы-ы-ы вернуть-ся!»
И сказа-али у—тюги-и-и:
«Мы Федо-о-оре не вра-ги!»

/звучит вступление к мелодии «Солдатушки, бравы ребятушки». ПОСУДА бодро перестраивается в «коробку» под руководством САМОВАРА и, маршируя сначала на месте, а потом к ФЕДОРЕ, с боевым задором поёт:/

ПОСУДА.
— А по-га-ных та-а-арака-анов
Мы повы-ы-ы, повы-ве-де-ем!
Прус-сако-ов и па—уко-о-ов
Мы повы-ы-ы, повы-ме-тем!

/последние 2 строчки исполняются дважды. ФЕДОРА И ПОСУДА бросаются обниматься, аккомпанемент переходит в мелодию «Мой костёр в тумане светит». ФЕДОРА, утирая слёзы радости, любовно гладит и осматривает каждого/

ПОСУДА.
— Долго, до—лго о—бнима-ла
И ласка-ла и-их она,
Полива-ла, у-мывала,
Полоска-ла и-их она!

ФЕДОРА.
— Уж не бу-ду, уж не бу-у-ду
Я посу-ду о-оби-жать,
Буду, бу-ду я посуду
И любить, и у-уважать!

/переход мелодии на «Ах вы, сени»/

ПОСУДА.
— Засмеялися кастрюли,
Самовару подмигнули:
«Ну, Федора, так и быть,
Рады мы тебя простить!»

/под плясовые переборы группа разворачивается лицом к ширмам, перекрывающим сцену. Впереди САМОВАР и ФЕДОРА. Они решительно раздвигают ширмы, снова открывая сидящую в центре сцены группу ГОРЯ. Ширмы откатываются на их прежние места по левой и правой сторонам сценической коробки, разворачиваясь таким образом, чтобы снова воссоздать картину запущенного двора ФЕДОРЫ. На протяжение следующего эпизода с оборотной стороны всех трёх ширм закрепляются новые полотнища с изображением фрагментов вычищенной до блеска комнаты ФЕДОРЫ, при этом на центральной ширме у задника должен быть перспективно изображён стол, празднично сервированный всеми упоминаемыми ниже по тексту яствами.

ПОСУДА решительно наступает на ТАРАКАНОВ и ГОРЕ, те в панике разбегаются. К оставшимся на сцене присоединяются КОТЫ и КУРИЦА, участники разворачивают все ширмы и оказываются «внутри дома». ФЕДОРА уходит за ширму переодеться из грязных лохмотьев в праздничный наряд и взять блюдо с блинами. Исполнители «ПОСУДЫ» переодевают фартуки на обратную сторону, где каждый предмет изображён уже отмытым./

КАРТИНА 3-я

ПОСУДА

/с участием КОТОВ и КУРИЦЫ пантомимически, с лёгким приплясом иллюстрирует некоторыми штрихами содержание следующих куплетов, продолжая петь на мелодию «Ах вы, сени». /

— Полетели, зазвенели,
Да к Федоре прямо в печь.
Стали жарить, стали печь,
Стали жарить стали печь.

Будут, будут у Федоры
И блины и пироги.
Будут, будут у Федоры
И блины, и пироги!

/звучит вступление к мелодии «Ой, вставала я ранёшенько»/

«МЕТЛА»

— А метла-то, а метла

ВСЕ.
— Весела!

«МЕТЛА».
— Заплясала, заиграла,
Замела!
Заплясала, заиграла,
Замела,

ВСЕ.
— Ни пылинки не оста-ви-ла!

/снова мелодический переход на «Ах вы, сени»/

«БЛЮДЦА»

-И обрадовались блюдца:
«Дзинь-ля-ля, дзинь-ля-ля!»
И танцуют, и смеются:
«Дзинь-ля-ля-а, дзинь-ля-ля!»

/возврат к мелодии «Ой, вставала я ранёшенько». Часть исполнителей «ПОСУДЫ» помогает САМОВАРУ по мере исполнения следующего текста водрузиться на сооружение из табуреток в центре сцены, бывшее ранее троном ГОРЯ. Остальные в это время поют:/

ВСЕ.
— А на белой табуре-то-очке
Да на вышитой салфе-то-чке
Самовар стоит, как жар, го-орит,
На Федо-рушку погля-дывает.

/переход на мелодию «Коробушки», из-за левой ширмы выходит нарядно одетая ФЕДОРА с блюдом блинов в руках. Пока солирует САМОВАР, она торжественно шествует к центру сцены, с поклоном ставит блюдо на табуретку перед САМОВАРОМ, разворачивается лицом к зрителям и отвешивает глубокий народный поклон./

САМОВАР.
— Я Федо-ру-шку проща-аю,
Сла—дким чаем у-го-ща-ю.
Ку—шай, ку-шай, Федора Его-ровна,

ВСЕ.
— Кушай, кушай, Федора Егоровна!

/звучит вступление к мелодии «Вдоль по улице метелица метёт». Все участники танцевальным шагом расходятся полукругом по коробке сцены за САМОВАРОМ, прихлопывая ФЕДОРЕ. Она вынимает из-за пояса платочек, взмахивает им и тем же шагом обходя полукруг, поёт:/

ФЕДОРА.
— Вдоль по реченьке лебё-душка плывёт,
Вы—ыше бережка головушку несё-от,
Белым крылышко-о-ом пома-а-ахи-вае-ет,
На цветы водицу стря-хива-ет.

ВСЕ.
/разобрав шумовые инструменты, подключают их к аккомпанементу/

— Наша-то хозяюшка сметливая была,
Всем в избе рабо-отушку к праздничку дала-а:
Чашечку соба-а-ачка моет язычко-ом,
Мышка собирает крошки под окном.

Наша-то хозяюшка сметливая была,
Всем в избе рабо-отушку в праздничку дала-а:
По столу коти-и-ище лапою скребё-от,
Половичку ку-рочка веничком метёт.

/ переход на мелодию «Барыня-барыня». Приплясывая с притопом, все участники ведут хоровод вокруг ФЕДОРЫ/

ВСЕ.
— Как Марфуша для Петра
Наварила, напекла:
Девяносто два блина,
Два корыта киселя,

Пятьдесят пирогов –
Не нашла и едоков!

/аккомпанемент переходит в отбивочную коду, все выстраиваются в одну линию и с притопом движутся на зрителя/

ВСЕ.
— Бабушка Ненила
Рыбку ловила,
Поймала карася –
Вот и сказка вся!

/ поднимают руки с инструментами вверх и без музыки повторяют последнюю строчку/

ВОТ И СКАЗКА ВСЯ!

/делают общий поклон, поднявшись, исполняют завершающий аккорд — «тутти». Продолжая играть поднятым вверх инструментом, машут прощальным жестом и, глядя в публику, убегают в левую кулису./

К О Н Е Ц

Инсценировка Н. Дашевской




Не понравилосьТак себеНеплохоХорошоОтлично (Нет голосов)
Загрузка...